Упельсинкина страница
Классики религиоведения
Б. К. Малиновский

Магия, наука и религия
(фрагмент)

Исследования первобытной религии

Не существует народов, на каких бы стадиях развития они ни находились, без религии и магии. И нет, это должно быть сразу же оговорено, ни одного дикого народа, у которого бы полностью отсутствовали научные воззрения, хотя обычно дикарям приписывают этот недостаток. В каждом первобытном коллективе, изученном заслуживающими доверия и компетентными исследователями, были обнаружены две четко различимые сферы - сакрального и профанного, иными словами, сфера магии и религии и сфера науки.

С одной стороны, это традиционные действия и обряды, которые туземцы считают сакральными, выполняют с благоговением и трепетом, окружают запретами и особыми правилами для поведения. Такие действия и обряды всегда связаны с верованиями в сверхъестественные силы, особенно в магические силы, или с понятиями о сущностях высшего порядка, духах, призраках, умерших предках или богах. С другой стороны, даже мимолетное размышление делает очевидным, что ни искусство, ни ремесло, сколь бы примитивными они ни были, ни организованные формы охоты, рыбной ловли, земледелия или собирательства не могли существовать без внимательного наблюдения за природными процессами, без твердой уверенности в их регулярности, без способности к размышлениям и без веры в силу разума, т.е. без зачатков науки.

Заслуга разработки основ антропологического изучения религии принадлежит Эдуарду Б. Тайлору. В своей знаменитой теории он утверждает, что ядром первобытной религии является анимизм - вера в духовные сущности. Он показывает, что эта вера имеет своим источником, хотя и ошибочное, но все же последовательное толкование снов, видений, галлюцинаций, каталептических состояний и тому подобных явлений. Размышления над этими явлениями приводили первобытного философа или теолога к идее о различии человеческой души и тела. Для него становилось очевидным, что душа продолжает существовать и после смерти, ибо она является в снах, возникает в памяти живущих, в их видениях и, вероятно, оказывает влияние на человеческие судьбы. Так рождается вера в призраков и духов умерших, в бессмертие и загробный мир. Но человек вообще, а первобытный человек в особенности, склонен представлять внешний мир по своему образу и подобию. А поскольку животные, растения и объекты окружающего мира движутся, действуют, совершают поступки, помогают человеку или вредят ему, они также должны быть наделены душами или духами. Таким образом, анимизм - философия и религия первобытного человека - возник из наблюдений и заключений ошибочных, но понятных незрелому и наивному разуму.

Воззрения Тайлора на первобытную религию, как бы важны они ни были, основывались на достаточно ограниченном количестве фактов, а первобытный человек представлялся ему излишне созерцательным и разумным. Последние исследования в этой области показывают, что дикаря больше занимали рыболовство и возделывание растений, события, происходящие внутри племени, и празднества, чем размышления о снах и видениях или объяснения "двойников" и каталептических припадков; к тому же обнаружено так много черт ранней религии, которые, по всей видимости, выходят за рамки тайлоровской схемы анимизма.

Более широкие и углубленные взгляды современной антропологии находят самое адекватное выражение в строго научных и вдохновенных работах сэра Джеймса Фрэзера. В них он излагает три основные проблемы первобытной религии, которыми занимается современная антропология: магия и ее отношение к религии и науке; тотемизм и социологический аспект ранних верований; культы произрастания и плодородия. <...>

Первобытная религия в том виде, как ее изображает современная антропология, по своему составу является гетерогенной. Сначала в соответствии с анимистическими взглядами она включала помимо нескольких фетишей тождественные фигуры духов предков, призраков и душ, затем постепенно было признано, что религия содержит в себе веру в тонкую воздушную, всепроникающую мана. С введением тотемизма она, подобно Ноеву ковчегу, была заселена животными, в большом количестве. правда, не парами. К ним были присоединены растения, объекты и даже предметы, созданные руками человеческими. Затем наступила очередь человеческой деятельности, интересов и гигантского призрака всеобщей Души, Обожествленного Общества. Возможно ли упорядочить и систематизировать эту смесь явно не связанных между собой объектов и принципов? Этот вопрос будет рассмотрен нами ниже.

Но одно достижение современной антропологии мы не можем подвергнуть сомнению: признание того, что магия и религия не просто учения или виды философии, не просто интеллектуальные основы для разных мнений, но особые способы поведения, прагматические позиции, базирующиеся на чувствах и воле. Это в той же степени образ действия, как и система верований, и такой же социологический феномен, как и личный опыт. Но вместе с тем точные взаимоотношения между общественным и индивидуальным вкладом в религию неясны, как мы видим на примере преувеличений той или иной стороны. Неясно также, какова доля участия эмоций и разума. Все эти вопросы будут стоять перед антропологией в будущем, в этом коротком очерке можно лишь наметить решение и обозначить линию аргументации.
 

Фрагменты:
  • Смерть и реинтеграция группы
  • Искусство магии и могущество веры

  • Мистика. Религия. Наука. Классики мирового религиоведения. Антология. /Пер. с англ., нем., фр. Сост. и общ. ред. А.Н. Красникова. - М.: Канон+, 1998. - (История философии в памятниках). C. 359-368.

     

    © "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
    Пользовательского поиска

    Наши проекты:

    Скандинавские древности

    Современное религиоведение

    Реклама:

    Книги по теме:

    Букинист

    Другие издания:

    OZON.ru

    Реклама: