Упельсинкина страница
Тексты
Христианство

Краткое житие Климента Охридского

Краткое Житие Климента дошло до нас как часть службы святому, помещенная после шестой песни канона. Совершенно очевидно, что написание Краткого Жития тесно связано с деятельностью иерарха Димитрия Хоматиана и может быть датировано годами его правления (1216-1234).

27 июля память во святых отца нашего, архииерарха и чудотворца Климента, епископа Болгарии, [имевшего свой престол] в Охриде.

1. Сей великий отец наш и светоч Болгарии ведет свой род от европейских мисян (1), которых многие люди знают также под именем болгар. В древности Александр своей волей насильно переселил их (2) от Олимпа (3), что возле Прусы (4), к северному океану и Мертвому морю (5), По прошествии длительного времени они огромными силами перешли Истр и завладели всеми соседними областями: Паннонией и Далмацией, Фракией и Иллириком, а также значительной частью Македонии и Фессалии (6).

2. Именно оттуда вел свой род [сей] преподобный муж. Подобно Самуилу, он был еще в материнской утробе избран Богом и с младенчества возлюбил боголюбивую жизнь (7). Первым. вместе с божественными Наумом, Ангеларием и Гораздом (8), он со всем тщанием изучил Святое Писание, содействием Всемогущего переведенное на здешний болгарский диалект Кириллом, воистину богомудрым и равноапостольным отцом, который поначалу [трудился] вместе с Мефодием, знаменитым наставником мисийского народа в благочестии и православной вере. Подобно плодородной и доброй почве, [Климент], приняв семя истины, взрастил богатый урожай, по божественному [евангельскому] слову, "до ста шестидесяти" (Мф. 13, 8; Мк. 4, 20), как он удостоверил своими делами.

3. Возлюбив монашеский и девственнический образ жизни, каким только видом добродетели он не овладел, какой только хитрости для борьбы со страстями не превзошел! Молчальничеством он отбивался от навязанной ему борьбы с враждебными силами, постом и прочими подвигами ослаблял порывы сладострастия, постоянным трезвением и молитвой изглаживал те рубцы, что оставались в душе от страстей и мечтаний. Отличительными чертами его души были любовь ко всем и непритворное смирение.

4. Так, с младых ногтей положив себе за основу божественный закон и ведя свою жизнь точно в соответствии с Евангелием, он вскоре стал сотрудником для предводителей, поводырем к благочестию для всего мисийского народа. [Святой] претерпел те же самые испытания, какие выпали на долю его отцов и учителей со стороны имевших тогда полную силу еретиков, как об этом рассказывает его Пространное Житие (9).

5. Когда божественный Кирилл преставился для лучшей жизни, представив свое апостольское служение и известное "приращение вверенного ему таланта" (ср.: Мф. 25, 15-30) Адриану, тогдашнему папе Старшего Рима, Мефодий же был этим самым папой поставлен архиепископом Моравии и Болгарии (10), тогда-то и Климент возводится на епископский трон - Мефодий назначил его епископом всего Иллирика и владевшего этой страной болгарского народа (11).

6. Чаще всего пребывал он в иллирийском городе Лихниде, являвшемся митрополией окружающих городов, который теперь на мисийском языке именуется Охрид, а также в Кефалинии, которая переименована на болгарском языке в Главницу, где он оставил и памятники.

7. В этом Лихниде, или же Охриде, он от основания возвел, наряду с другими Божьими храмами, и святой монастырь в честь великомученика Пантелеймона, где и предавался аскетическим подвигам. Когда он еще пребывал среди живых, то подобно высокому небесному светилу распространял лучи этого учения тем, кто у него учился, а переселившись к счастливой [жизни] во святых, оставил [нам] свою святую могилу, сокровище, бесценное для его паствы, и приобретение, стоящее целого мира. От сего гроба каждый день обращаются вспять многоразличные болезни, и через него этот священный храм был преподнесен Богом для всех, прибегающих к Нему, в качестве общей и безвозмездной лечебницы. Но об этом позже.

8. Такие вот реликвии оставил он для нас в Охриде, а еще священные книги, [плоды] трудов его собственной возвышенной мысли и руки. Весь народ почитает и уважает их не меньше, чем знаменитые Моисеевы скрижали, что написаны Богом.

9. В Кефалинии можно видеть и по сей день сохранившиеся каменные столбы, на которых выдолблена надпись, сообщающая о приходе и приобщении народа ко Христу (12).

10. Когда болгарский народ еще не весь был просвещен крещением и сохранял звероподобное варварство, [Климент] своими боговдохновенными поучениями привел его к свету богопознания, неукротимость их помыслов он превратил в кротость нравов, введя у них законопослушный и разумный образ жизни.

11. [Климент] через купель возрождения обратил к новой жизни их князя Бориса, а после него - его сына Михаила, который первым был провозглашен царем болгар (13), и убедил их вести государственные дела, как это в обычае у христиан. Наконец, он стал править этим народом, словно одним человеком. Они не по принуждению, но добровольно шли за ним по узкой и крутой дороге [жизни] в согласии с Иисусом Христом. Их привораживали не только чары его мудрых слов и наставлений, но и многие чудеса. которые совершил Христос через того же верного [своего] слугу. [Климент] даровал слепым и немым дар видеть и ясно говорить, он излечивал бесноватых, врачевал лихорадку своими прикосновениями и молитвами и с готовностью обращал вспять любое недомогание, так что [однажды даже] воскресил молитвой чьего-то ребенка.

12. А поименованный царь болгар Михаил сделался настолько послушен словам [Климента], что помогал ему при возведении храмов и готов был исполнить все, что тот ему приказывал. Из-за этого самого расположения и преданности святому он преуспел в добродетели и стал гораздо лучше, чем был раньше.

13. Когда из-за любви к молчальничеству и созерцанию, не тревожимому никакими земными [заботами], он решил отказаться от епископских обязанностей (ибо и старость уже нависала у него над головой), Михаил не отпустил его, но просьбами и мольбами едва ли разжалобил и уговорил отправлять свой пастырский долг по отношению к ним до конца жизни. [Климент] согласился на это и всячески старался, при том что старость и немощь мешали ему заботиться о пастве и предводить ее к спасению души.

14. Придумал [Климент] и другие начертания для букв, дабы они были более ясными, нежели те, что изобрел премудрый Кирилл. Посредством [этих букв] он записал и все боговдохновенное Писание, и похвальные слова, и жития мучеников и преподобных святых, и священные песнопения  [Этим письменам Климент] усердно учил наиболее способных отроков, из числа которых возвел самых достойных в священнический сан. Таким образом, он собственными стараниями превратил народ варварский и жестокий в народ святой. Свершив апостольское дело, [Климент] за это благодати сподобился апостольской.

15. А когда настало время кончины, он, смешав прощальные и предсмертные слова с наставлениями и напутствиями, помолился за паству, безутешно [о нем] скорбевшую и не мыслившую лишиться и остаться без такого прекрасного пастыря, - и радостно преставился к Богу, Коего столь сильно любил.

16. После свержения им оков [земной жизни] он каждый день стал чудесами и исцелениями прославлять прославляющего его Господа. Пребывает он теперь среди апостолов, будучи сам равноапостольным провозвестником истины, пребывает среди мучеников, сам перенеся ради Слова множество оков и кар, пребывает вместе с иерархами и преподобными, принося прошения Господу за [свою] паству и весь мир. Да прислушается Он к ним благодаря великому Своему состраданию, да умилостивится в день воздаяния, да простит нам то, в чем мы за нашу жизнь неразумно согрешили.

Примечания:
1. Мисянами в духе этнографического традиционализма византийцы называли болгар с середины Х в.

2. Александр Македонский в течение всей византийской эпохи воспринимался как главный герой истории, а его империя - как предтеча Византийской. Легендарные рассказы о переселении им диких варварских племен содержались в многочисленных версиях "Романа об Александре".

3. Гора Олимп (совр. Улу-Даг) высотой 2327 м находилась в Вифинии (Малая Азия).

4. Грод Пруса, к юго-востоку от которого располагался Вифинский Олимп, до XII в. почти неизвестен. Он приобрел значение при Комнинах, а Хоматиан считает нужным упомянуть о нем потому, что Пруса прославилась в 1204-1205 гг., когда выдержала осаду крестоносцев.

5. Географические представления Хоматиана носят самый фантастический характер, но желание поместить прародину "мисян" в Малой Азии вызвано тем, что там в древности также имелась область, называвшаяся Мисией.

6. О том, что болгары пришли с севера, форсировав Истр (то есть Дунай), византийцы помнили хорошо, но размах их завоеваний Хоматиан сильно преувеличил, чтобы соответственно представить громадной по территории и церковную юрисдикцию Климента, а через это - обосновать территориальные притязания Охридской кафедры.

7. Автор намекает на Ветхий Завет (1 Цар. 1, 11-28). Быть может, уподобление Климента пророку Самуилу имеет дополнительный смысл: Климент провозгласил болгарского князя царем, подобно тому, как Самуил помазал на царство Саула.

8. Феофилакт в разных местах Пространного Жития приводит два перечня Мефодиевых учеников. Во втором случае вместо Саввы фигурирует отсутствующий в первом списке Лаврентий. неясность с этими двумя именами прослеживается и у Хоматиана: по неизвестной причине он опускает здесь имена как Саввы, так и Лаврентия, при том что в Хоматиановой службе Клименту говорится: "Ты вышел из Рима со своими божественными сотоварищами, о блаженный Климент, с Мефодием, Гораздом, Ангеларием, Наумом и Саввой"

9. Имеются в виду притеснения со стороны немецкого клира в Великой Моравии, описанные у Феофилакта. Однако характерно, что сама Моравия Хоматианом здесь не упомянута.

10. Вслед за Феофилактом Хоматиан хочет связать Мефодия с Болгарией.

11. Хоматиан совершенно свободно обращается с данными Пространного Жития, поскольку его целью была не историческая достоверность, а обоснование прав Охридской кафедры, патроном которой был Климент.

12. Это сообщение Хоматиана подтверждено археологически: в селе Балши возле Берата в Южной Албании найдена следующая надпись на греческом языке: "[крестился князь Болг.] ..арии Борис, переменивший имя на Михаил, вместе с врученным ему Богом народом в лето 6374". Впрочем, если бы Хоматиан имел в виду именно эту надпись, то вряд ли он в гл. 11 заявил, что Михаил - сын Бориса.

13. Под Михаилом явно подразумевается Симеон, который действительно провозгласил себя царем.

Флоря Б.Н., Турилов А.А., Иванов С.А. Судьбы Кирилло-Мефодиевской традиции после Кирилла и Мефодия. - СПб.: Алетейя, 2000. С. 269-277.  

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Наши партнеры:

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: