Упельсинкина страница
Религии

Финикия. Источники. Характер Финикийской религии


Финикийцы в историческое время населяли узкую береговую полосу на юг и на север от Кармеля с главными приморскими городами: Тиром, Сидоном, Беритом, Библосом и Арвадом. Каждый из этих городов был центром особого финикийского племени. Из этих независимых друг от друга и самостоятельных государств то одно, то другое попеременно выступало на первый план, пока наконец Тир не занял на более продолжительное время первенствующего места между всеми финикийскими государствами. Время переселения финикийских племен в финикийскую область, также как и происхождение их, сокрыто во мраке неизвестности. Язык их находится в близком родстве с еврейским. Финикийцы сделались господствующей морской и торговой силой древнего мира. Их богатство шло с запада; страна их являлась проходной областью для египетской торговли; и они захватили в свои руки всю торговлю с Аравией и Месопотамией. Египтяне и вавилоно-асиряне во время своих завоевательных походов щадили финикийские города, о чем упоминается уже в очень древних египетских отчетах о военных походах. По временам, однако, Финикия находилась под властью египтян, а в царствование Аменофиса III и Аменофиса VI в конце XI и в начале XIV столетия она подобно всему Ханаану была египетской провинцией. Со времен царя Давида исторические и пророческие книги Ветхого Завета мимоходом говорят о Финикии. Сведения о войнах против финикийских городов сообщают ассирийские царские надписи. С давнего времени финикийцы находились также в сношениях с греками, и Гомер, говоря о них, называет их "сидонянами". Вытесненные греками из Греции, Кипра и частью из Малой Азии, они были вынуждены обратиться на запад и распространить свои колонии преимущественно в северной Африке и Испании. Колонии эти находились в непрерывном сношении с метрополией.

Туземные источники, дающие сведения о религии финикиян, относятся исключительно ко времени политического упадка и указывают на сильные синкретические черты. Из надписей весьма немногие заходят за 6-е столетие до Р.Х., и только начиная с 4-го столетия письменный материал становится более богатым. наряду с монетами сравнительно часто встречаются посвятительные надписи, выраженные в краткой, стереотипной форме; наибольшее значение в них имеют божеские имена. Имеющиеся изображения божеств тоже относятся к более позднему времени и часто носят несомненные следы греческого влияния. Тем более заслуживают внимания немногие сведения о финикийской религии, которые заключаются в Тель-Амарнских писаниях: имена богов и собственные имена разных лиц, содержащиеся в письмах финикийского наместника к египетскому царю. Если эти указания не представляют для нас ничего нового, то, во всяком случае, они подтверждают то, что известно, и притом относятся к гораздо более раннему времени. Из чужеземных сведений самые важные суть библейские, иногда по своему достоинству превосходящие финикийские. Указания греческих и римских писателей намного менее надежны. Что касается так называемых санхуниатонских отрывков Филона из Библоса, то, составлены ли они отчасти на основании древних источников или являются продуктом фантазии самого Филона - в любом случае они не имеют никакого значения при изложении семитических религиозных воззрений финикиян: так как целью автора было доказать происхождение греческой религии из финикийской, то в произведении его невозможно отличить истину от выдуманного и измененного. Евгемеристическая тенденция лишает его мифологические рассказы всякой цены. Об ученых и также внушенных греческим влиянием космогониях, о которых Дамасций говорит как о финикийских, стоит упомянуть лишь наряду с принадлежащими Филону.

Несмотря на воздействие египетской, вавилонской и греческой культуры, а также на свойственное торговому народу стремление заимствовать знания от чужеземных народов и на способность его в чужих странах применяться к тамошним порядкам, религия финикиян сохранилась в более чистом виде, нежели религия сирийцев. Хотя финикияне, подобно этим последним, никогда не имели национального единства, но они все-таки, вопреки чужеземному влиянию, сумели сохранить с самого начала исторического периода и до времени падения первобытные религиозные формы. Таким образом, хотя финикийцы и не достигли высокой степени религиозного развития, но они, по крайней мере, лучше сохранили первобытные начала и остались им верными. лучшим доказательством тому может служить история колоний и их отношений к метрополии. Финикийская религия природы имеет много родственного с религиями сирийской и ханаанской. Дошедшие до нас свидетельства о финикийской религии приводят к заключению о том, что финикийские племена раньше их переселения на морской берег и до окончательного их распадения на политически разрозненные общины обладали общими религиозными представлениями. Следует, однако, предполагать, что и раньше отдельные племена имели своих особенных племенных богов или, может быть, местные условия приморских финикийских городов имели сильное влияние на обособление местных культов. Распадение на мелкие, обособленные друг от друга общины только еще более усилило уже бывший политеизм и увеличило численность божеств.

Хотя чувственно-натуралистическая религия жителей Финикии и обуславливается внешними условиями ее местности и плодородного климата, где Ливан, по словам одного арабского поэта, на голове носит зиму, на плечах - весну и в недрах - осень, но в ней нет следов того, что вторым отечеством финикийца было море. Высочайшим божеством финикиян постоянно является владыка неба, который властвует над всеми силами природы. Надо всем преобладает мрачное представление о враждебной и разрушительной силе этого бога и боязливое чувство зависимости. Это выражается как наименованиях самого божества, так и во многих собственных именах, составленных из имен божеских. Обозначение божества словом el, во множественном elim (1) или alonim, встречается редко. Зато названия - Ба ал (редко Адон), то есть "господин", в смысле обладатель (как, например, в сопоставлении "баал хаззебах" - владыка жертвы, то есть тот, который дает жертву) и Мелек, то есть "царь", встречаются очень часто. Каждый город и каждое племя по-своему почитали своего собственного Баала, на которого они смотрели как на покровителя и защитника. При основании колоний главной заботой было отвести место служения богу-покровителю метрополии и сохранить постоянную связь с отечественным святилищем. Таким образом, Баал есть не какое-нибудь определенное божество, почитаемое вообще всеми племенами, а одинаковое название, даваемое всем их верховным богам, как владыкам. Даже в таких именах, как Адонбаал - "Господин есть Баал", "баал" есть не собственное имя, а сокращенное название, имеющее в виду Баала данного города, сообразно этому оно должно быть дополнено соответствующим собственным именем. То же самое можно сказать об имени бога Мелек в собственных именах и о называемых в Библии Баалах и Молохах. Подобно тому как Адон часто предшествует названию божества, точно так же каждый бог мог быть назван Баалом. Там, где культ какого-нибудь Баала достигал особого развития, возможно, что это сокращенное название, без прибавления к нему названия той местности (города или горы), господином которой почитался этот Баал, делалось общеупотребительным и наконец становилось настоящим собственным именем, как это мы и встречаем у библейских писателей. Но у финикиян никогда не было какого-нибудь особого финикийского божества - Баала, стоявшего выше всех других богов. Так как у всех финикиян было общее представление о могучем владыке неба, посылыющем счастье и несчастье, то естественно, что между всеми Баалами существовало значительное сродство. Божество в пределах своего царства, то есть своего почитания, посылает дождь и плодородие, дает пищу людям и домашним животным, во время грозы оно разрушает громом и молниенй; оно наводит болезнь, заразу и смерть. Наряду с мужским почиталось женское божество, рядом с Баалом - Баалат, "госпожа"; это Астарта, общая всем семитам богиня производительной силы природы, представляемая в самом чувственном виде. Конечно, подобно соответствующему Баалу, всякая Баалат прежде всего пользуется ограниченным местным значением, и есть почитание ее распространяется в пределы ее владений, то это уже будет расширением первоначального понятия. Но главные черты культа Астарты везде одни и те же, и культ этот был одинаково распространен среди всех семитов. Подобно тому, как Баалу соответствует Баалат, Мелеку соответствует женская форма Милкат - "царица". Оба божества, как женское, так и мужское, изображаются животными символами, олицетворяющими собою то мощную воспроизводительную силу, то силу истребительную; они изображаются поэтому в виде быка и коровы или в виде льва и хищной птицы.

Значение личных имен убеждает нас в существовании того же взгляда на всемогущую власть богов и неограниченную зависимость их поклонников. Смысл многих имен выражает полную преданность божеству, другие заключают желание и надежду милостивой и скорой помощи; лишь немногие имена не выражают какого-нибудь отношения к божеству. Следующие примеры могут служить разъяснениям сказанного. Надо заметить, что хотя при разъяснении характера соответствующих божеств и следует пользоваться с большей осторожностью собственными именами, составленными из названий божеств, тем не менее за недостатком лучшего материала они должны быть приведены (2). Боги суть могущественные, сильные небесные владыки и господа (Адонбаал, Бааладон - "господин есть Баал", Баалрам - "Баал могуществен", Аддирбаал - "Баал силен"; Урумилки - "Мелек есть свет"). Они даруют жизнь и хранят ее (Иехавмелек - "Мелек дарует жизнь"; Ятонбаал, Маттанбаал, Махарбаал - "Баал даровал, дар Баала, награда Баала"; Баалсамар и Самарбаал значат "Баал охраняет"); они посылают всяко счастье, спасение, помощь в нужде и опасности (Баалзама и Язанел - "Баал, бог внимает"; Есмунсиллех - "Есмун осчастливливает"; Пудинбаал - "мой избавитель есть Баал"; Баалсиллех - "Баал избавляет". Баалхиллес - "баал спасает"); к богам образаются за помощью и милостью, и они дают силу и крепость (Берекбаал - "Баал благословляет", Хананбаал - "Баал милостив"; Наамемилкат - "Милкат милостива"; Баалазар - "Баал помогает" и Азрубаал - "помощь Баала"; Азибаал - "Баал есть сила"; элпаал - "бог (Эл) все творит", Баальяхон - "Баал благоприятствует"; Бааламас - "Баал подкрепляет" и Эламан - "бог (Эл) укрепляет"; Баалзибел - "Баал возвышает"). Имя Охолибаал "(моя) палатка есть Баал" ясно и искренно выражает представление о покровительстве божества. Боги произносят приговор над жизнью, они руководят человеком и награждают его за оказанные им услуги (Есмунъяад - "есмун назначает"; Есмунарах - "Есмун направляет"; Баалсиллем - "Баал награждает"). Они признаются также хранителями правосудия (Баалсафат и Баалиспот - "Баал судит"). Странно имя Баалмалакх, которое означает "Баал есть посланник" (?). Рабская подчиненность - самый лучший способ приобрести расположение божества; существует бесчисленное множество имен. в которых человек обозначается как "абд" (слуга) и "амат" (служанка) божеств; а чтобы еще более сильно выразить униженное состояние поклонника бога, он называет его "кельб" (собакой). Реже встречаются слова, составленные с помощью слова "гер", которое означает "клиент, покловительствуемый". Что касается имен, которые выражали бы более свободное отношение к божеству, то ими могли пользоваться люди только высших влассов из царского и жреческого рода; вот некоторых из этих имен: Абибаал - "мой отец Баал"; Ахибаал - "баал мой брат"; Ахотмелек - "сестра Мелека"; Батбаал - "дочь Баала". Тубаал значит "с Баалом". Часто наряду с "абд" божеским именам предшествует частица "бод", которую первоначально рассматривали как сокращение первого; возможно, что приставка эта значит "потомок". Гофманн передает значение этого слова выражением: "по желанию божества". Более чистое и возвышенное представление об отношении божества к его служителю выражается в красивых именах Иддибаал и Енибаал - "любимец Баала" и "глаз Баала".

Примечания:
1. Elim означает божество вообще; в названии различных должностей служителей храмов слово "бог", которое здесь бесспорно употреблено в самом общем значении этого слова, передавалось обыкновенно множественным числом "elim".
2. Здесь по возможности указаны все составные имена со словом Баал. Многие из этих имен соединяются также с другими божескими названиями. грамматическая форма некоторых из них указывает на определенный способ их возникновения, но с распространением имен значение их обобщалось.

Иллюстрированная история религий в 2-х тт. Под ред. проф. Д.П. Шантепи де ля Соссей. М., Спасо-Преображенский Валаамский монастырь, Российский Фонд Мира, 1992. Т. 1. С. 232-237.

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: