Упельсинкина страница
Религии

Историческое развитие древнего Двуречья

Проблемы хронологии

В предшествующей главе мы указали на разнородность населения Двуречья. Равно и история этой области между двумя реками была очень многообразной и пестрой. Нелегко дать ее изложение, так как нам еще недостает многих необходимых и надежных источников, особенно что касается ее отдаленного прошлого. Однако все возрастающее количество находок материальных и письменных памятников дает нам новые возможности неустанно расширять и пополнять наши знания истории Двуречья. Одной из главных проблем безусловно является хронология Двуречья, то-есть точное датирование отдельных событий и их синхронность с развитием в остальных областях древней Передней Азии. Чем больше мы углубляемся в древность, тем неопределеннее становится ее хронология. Согласно современным хронологическим исследованиям, лишь с середины II тысячелетия до н. э. можно опереться на более точное датирование. Хронология отрезка времени между 2500—1500гг. до н. э. пока еще весьма проблематична, а о хронологии периода до 2500 г. можно говорить лишь в очень грубых чертах (см. Хронологическую таблицу по истории Двуречья).

Для установления хронологии Двуречья ученые пользуются различными данными. В специальной литературе говорится о «длинной» хронологии, от которой в настоящее время уже почти совсем отказались. Чаще пользуются хронологией «средней» или «краткой». Исходным пунктом считается обычно время правления Хаммурапи, которое средняя хронология относит к 1792—1750гг. до н. э. Таким образом, основание первой семитской державы Саргона Аккадского можно отнести к 2414 г. до н. э. «Краткая» хронология переносит эту дату примерно на 65 лет ближе к нашему летоисчислению, тогда как «длинная» отдаляет ее не менее чем на 60 лет.
В уточнении хронологических данных часто могут оказать помощь такие определенные астрономические явления (напр., затмение солнца и т. п.), поскольку о них говорится в клинописных источниках в связи с каким-либо конкретным историческим событием.

Из предыстории Двуречья

В пещерах северно-восточного Ирака, в Барда-Балка, иракским археологом Хаджи аль-Азилем были найдены различные каменные орудия людей, которые жили в этой области 75 000—100 000 лет тому назад. В пещерах долины Шанидара американский археолог Р. Солецки нашел несколько скелетов неандертальцев, которые жили там 35 000 лет назад, занимаясь охотой и собирательством. Находки в Зави-Шанидаре, Млефаате и Карим-Шарире относящиеся по всей вероятности к X тысячелетию до н. э. свидетельствуют о весьма еще примитивном земледелии и скотоводстве. Эти места в стратиграфическом отношении не были еще археологами достаточно обследованы. Первое селище земледельцев обнаружено в Джармо в северном Ираке. Нашедший его американский археолог Р. Брэйдвуд датирует его серединой VII тысячелетия. Его обитатели жили в глинобитных жилищах правильной формы, расположенных в ряд. Здесь были найдены орудия из кремня (например, серпы с рукоятками из дерева или кости), фигурки из необожженной глины (главным образом, животных и женщин), которые свидетельствуют о древности культа плодородия. Глиняные сосуды еще не были известны, поэтому мы говорим о докерамической культуре. С Джармо можно связывать осуществление той огромной общественной перемены, в процессе которой собиратели пищи поднялись до уровня ее производителей и которую В. Гордон Чайльд называет неолитической революцией.

Дальнейшее развитие предысторической месопотамской культуры переносит нас уже в IV тысячелетие. Отдельные ступени этого этапа определяются местами раскопок: Телль--Хассуна, Самарры и Телль-Халафа. Некоторые находки в этих местах свидетельствуют о том, что их жители были уже искусными ремесленниками, изготовлявшими не только различные сосуды из глины, но также оружие и орудия из меди. Все указанные места находятся на севере страны. Здесь были более благоприятные условия для поселения, чем на болотистом юге, где жителям угрожали наводнения. Но и в низменных областях Двуречья сравнительно рано начали появляться пришельцы из соседних гористых областей, где жизнь для них, вероятно, по многим причинам становилась невыносимой. На новых местах они научились использовать те преимущества, которые давали воды обеих рек, а также бороться с излишком воды во время разливов.

Самым древним поселением южномесопотамской низменности, как показывают новые исследования иракских археологов, был город Эриду (современный Абу-Шахрейн, недалеко от побережья Персидского залива). Древнейшие находки в этом поселении можно датировать первой половиной IV тысячелетия. Они свидетельствуют о весьма развитой культуре, которую мы называем культурой Эриду, Для нее характерны: возведение культовых и общественных зданий и богатая керамика самых разнообразных видов и правильных форм.

Эти памятники зарождения культуры Двуречья были еще совершенно неизвестны несколько десятков лет тому назад. Тогда исходным пунктом служили те ступени культуры, которые в настоящее время считаются связующим звеном в культурном развитии Двуречья. Они переносят нас во вторую половину IV и начало III тысячелетия. Их называют культурами Эль-Обейда, Урука и Джемдет-Насра. Все эти культуры свидетельствуют о новом экономическом общественном и культурном подъеме, который ставят в прямую связь с появлением нового населения, уже отождествляемого с шумерами.

Для культуры Эль-Обейда особенно характерна тонкая раскрашеная керамика, изготовленная уже на гончарном круге. Кроме того, о техническом прогрессе говорит и наличие печей, в которых при обжиге гончарных изделий огонь уже в известной степени мог регулироваться. Рабочие инструменты и орудия изготовлялись из глины камня и меди. Были найдены также золотые сосуды. Особенно развито было строительство: культовые здания этого периода уже возводились на искусственных террасах — первый намек на появившиеся позже ступенчатые храмы, так наз. зиккураты. Могильники находились вне селений.

Культура Урука стоит у истоков собственно месопотамскоё истории. Остатки святилищ, найденных в V и IV слоях Урука отличаются новой архитектурной деталью — наличием колонн. Но особенно характерны для культуры Урука обнаруженные здесь в IV слое первые глиняные таблички с пиктографическими надписями. Многие исследователи поэтому говорят о так наз. протолитературном периоде, который относят к 3000—2800 гг. до н. э.

Наконец мы подошли к культуре Джемдет-Насра (называемой так по месту находок в совр. городище Джемдет-Наср неподалеку от древнего шумерского города Киш). Она дает нам новые свидетельства об экономической и культурной жизни в период с 2300 до 2700 гг. до н. э. Для построек этого периода характерно применение узких кирпичей из необожженной глины. Сохранились также интересные скульптурные произведения (см. прил. XX). Растет количество глиняных табличек, особенно с записями хозяйственной отчетности шумерских храмов. Это обстоятельство само по себе свидетельствует о большом экономическом подъеме в то время.

Начальный период истории Шумера

Южная часть месопотамской низменности носила название Шумер. Древнейшая история этой области запечатлена, с одной стороны, в шумерских легендах и эпосе, а с другой — некоторые исторические сведения содержит так наз. шумерский «список царей» из Ниппура. Однако все эти литературные памятники дошли до нас лишь в списках, составленных в начале II тысячелетия до н. э.

В шумерских сказаниях кое-где встречаются намеки на приход шумеров в места новых поселений, а также намеки на их старую родину. В одном из этих сказаний рассказывается о «золотом веке», когда люди жили счастливо, не зная страха и войн. В другом сказании бог вод и мудрости Энки называется основателем города Эриду. Особая роль в шумерских сказаниях отводится острову Дильмун, где находилось святилище бога Энки.

Шумерский «список царей» из Ниппура начинается словами: «Когда царская власть спустилась с небес, царство было в Эриду». В качестве первого правителя в этом документе приводится Алулим, после которого следуют еще девять — все они относятся к периоду «до потопа». Известны и другие списки царей, отличающиеся друг от друга как по количеству приводимых в них царей, так и по наименованию их столиц. Берос (см. стр. 9) снова называет десять царей (имя Алулшу приводится по гречески — Алорос), но в качестве его столиць указывается не Эриду, а Вавилон. Подобно тому, как библей екая «Книга бытия», которая моложе шумерского «списке царей» по крайней мере на тысячу лег, дает перечень прародителей от Адама до Ноя и приписывает каждому из них возраст в несколько столетий, так и в шумерском «списке царей» время правления отдельных царей исчисляется тысячелетиями. Десятый, Зиусудра, правитель города Шуруппака является героем легенды о потопе и прообразом библейского Ноя. Согласно этому документу Зиусудра царствовал около 36 000 лет. Равно и в период «после потопа» царский список включает еще целый ряд легендарных царей, время правления которых исчисляется уже «всего» лишь сотнями лет. Со многими из этих правителей мы встречаемся в шумерском эпосе. Так, например, правитель города Киша Этана прославился своим полетом к солнцу на крыльях орла, явившись прототипом греческих героев Дедала и Икара. Правитель Урука Думузи был любимцем богини любви Инанны. Его можно считать прототипом греческого Адониса. Преемником Думузи в Уруке был Гильгамеш, самая замечательная полулегендарная, полуисторическая фигура древней Передней Азии.

Досаргоновский период первых династий

В качестве первого правителя исторического периода следует считать Месилима, царствовавшего в Кише около 2600 г. до н. э. Он объединил значительную часть Шумера; кроме Киша ему подчинялись также Лагаш, Умма и Адаб. Ему приписывается вынесение самого древнего в истории человечества третейского решения — решения по спору о границах между Лагашем и Уммой. Следующими важными центрами общественной жизни Шумера были города Ур, Лагаш и Урук. В середине III тысячелетия Ур стал богатым торговым и культурным центром. Время его расцвета связывают с правлением I династии Ура, а свидетельством этого подъема считают импозантные находки в царских гробницах. Множество письменных памятников также свидетельствует о важном значении Ура в это время. Лагаш обязан своим расцветом главным образом Урнанше и Акургалу, которые не только освободились от зависимости от Киша, но даже подчинили этот город своей власти. Наибольшего экономического и политического подъема Лагаш достиг при правителе Эаннатуме, который объединил весь Шумер. Он предпринял удачные походы в Элам и присвоил себе титул царя Киша. Свои победы Эаннатум увековечил в известном рельефе на «Стеле коршунов». Особенно упорной была борьба с соседней Уммой, законченная Эаннатумом соглашением, которое можно рассматривать как первый в истории человечества «мирный договор». Но вскоре при племяннике Эаннатума Энтемене между Лагашем и Уммой снова вспыхнула вражда.

Весьма влиятельное положение в Лагаше занимали жрецы его храмов, которым удалось сосредоточить в своих руках крупное недвижимое имущество. Предпоследний правитель лагашской династии Лугальанда воспротивился власти жрецов и секуляризовал их недвижимое имущество. Во время его правления в стране множились злоупотребления и произвол надзирателей по отношению к населению. Лугальанда был свергнут с трона — несомненно по инициативе жрецов, — а его место занял Урукагина. Он прославился своими реформами, которые должны были пресечь все злоупотребления и произвол. Но его деятельность не дала прочных результатов. Правитель соседней Уммы, старой соперницы Лагаша, Лугальзаггиси, одержал победу над Урукагиной и разрушил Лагаш. Вскоре он захватил и Урук и распространил свою власть и на Аккад. Ему удалось основать первую крупную шумерскую державу и править ею в течение почти четверти столетия.

Рост влияния семитов. Династия Саргона I

Семитские племена, жившие севернее Шумера, около 2400 г. до н. э. под водительством Саргона из Аккада захватили власть над югом Двуречья и положили конец шумерской державе Лугальзаггиси. Тем самым закончился долгий период истории Двуречья, называемый досаргоновским. Саргон вступил на трон в новой, им основанной столице Аккаде — отсюда его прозвище «Аккадский» в отличие от ассирийского Саргона II. Он был самозванцем и свое низкое происхождение хотел скрыть под именем Саргон, по-аккадски Щаррукен (Шарру + кену), то-есть «истинный, законный царь». Разгромив своих противников, он основал первую семитскую державу и по образцу деспотов называл себя «царем четырех сторон света». Из последующих представителей его династии, правившей страной почти два столетия, выделяется Нарамсин, который был первым обожествленным семитским государем. Когда же кочевые племена соседних гор начали все чаще подвергать опасности население державы, правители этой династии не сумели остаться хозяевами положения. При последнем из них, Шаркалишарри, в середине XXII в. до н. э. начался сильный напор гутеев (кутиев), горного племени Загра. В течение всего следующего столетия они опустошали страну и разрушили ее столицу, которая уже не смогла опомниться от этой катастрофы.

Только юг Двуречья остался несколько в стороне от этих набегов. Опять воскресла давняя традиция города Лагаша, где в середине XXI в. укрепил свою власть правитель Гудеа. Он привел в порядок внутреннюю жизнь своего города и заботился об его экономическом расцвете. Из отдаленных стран привозились строительный лес и драгоценные камни. Равно и в Уруке укреплялась власть местных правителей; одному из них, Утухегалю в конце концов удалось подорвать власть гутеев и изгнать их из страны.

Упадок политического могущества Шумера

После изгнания гутеев, около 2050 г. для Шумера начался новый, на этот раз уже последний период подъема. Эту эпоху часто называют шумерским «возрождением», что, конечно, можно принять лишь с оговорками. Как доказал советский исследователь И. М. Дьяконов, проникновение семитов на ранее чисто шумерскую территорию достигло такой степени, что даже некоторые шумерские правители этого периода уже носили семитские имена. Политическим центром последней шумерской державы был Ур, где Урнамму, которому удалось ликвидировать влияние города Урука и его правителя Утухегаля, основал III династию Ура. Урнамму снова называет себя «царем Шумера и Аккада», под его влиянием находился также Элам. Для своего государства он издал кодекс законов, который мы считаем древнейшим из известных до настоящего временив истории юридических предписаний. Сотни тысяч глиняных табличек говорят об оживленной экономической, политической и культурной жизни в этот период. При последнем правителе этой династии Ибисине появляются признаки обострившихся трений между шумерами и семитами. Равно и в экономическом отношении страна ослаблялась неустанными попытками экспансии. Шумер пал жерствой сосредоточенного напора западносемитских племен амореев и эламитов. Последний правитель Шумера был, по всей вероятности, в качестве пленника увезен в Элам. Беспощадное разрушение шумерской столицы Ура послужило темой крупного литературного произведения, называемого «Песней плача над гибелью города Ура», являющегося одним из замечательнейших памятников шумерской словесности.

Старовавилонский период. Хаммурапи

В начале II тысячелетия до н. э. в Вавилонии возник ряд городов-государств. Важную роль между ними играли города Исин, Ларса, Эшнунна, Мари и Вавилон. Около 1830 г. до н. э. здесь обосновался аморейский вождь Сумуабум, основавший династию, шестым государем которой был Хаммурапи, наиболее выдающийся правитель в истории Древнего Востока. Он царствовал свыше 40 лет, что дало ему возможность выполнить огромные задачи как в области внутренней, так и внешней политики. Он искусно использовал дипломатическую тактику, но умел также беспощадно расправляться с сопротивляющимися городами, превращая их в развалины. В первую очередь он заботился о процветании своей страны и ее новой столицы — Вавилона. Он возводил великолепные постройки, сооружал каналы, дороги и т. п. Он привел в порядок управление страной, которой дал единое законодательство, написанное на аккадском языке. В области отправления правосудия он значительно ограничил влияние жрецов. Хаммурапи, конечно, считался с религиозными представлениями населения и выступал в качестве представителя и уполномоченного богов, но не в качестве обожествленного правителя. Интересами единства государства руководствовался он в своем стремлении ввести в Вавилонии культ главного бога Мардука. Хаммурапи завоевал сначала Исин и Урук, а также восточные области в нижнем течении Тигра. После победы над своим сильным противником, Римсином, эламским правителем в Ларсе, он стал «царем Аккада и Шумера». Утвердив свое влияние в Ашшуре и Ниневии, он напал на своего союзника Зимрилима, правителя города-государства Мари на среднем течении Евфрата. Сломив господство города Эшнунны, он обеспечил безопасность границ на востоке. Так Хаммурапи удалось создать великую державу, простиравшуюся от Персидского залива до границ Сирийской пустыни на севере (см. карта № 3).

Уже при преемниках Хаммурапи начался упадок государства. Напор соседей усиливается. Сын Хаммурапи Самсуилуна, правда, похваляется в своих надписях, что он победил 26 царей, но именно этот факт и свидетельствует о росте числа врагов Вавилонской державы. При пятом преемнике Хаммурапи Самсудитане Вавилония пала жертвой внезапного набега хеттов. Их правитель Мурсили I вторгся в Двуречье и в 1530г. до н.э. опустошил Вавилон. Захватив огромную добычу, он покинул город, но Вавилония уже не вернулась под власть аморейских царей.

Средневавилонский период: касситы

Неудержимой волной хлынули в Вавилонию с Загра орды диких горных племен — касситов. Они пришли с новым боевым средством — легкими колесницами, запряженными лошадьми («ослами гор» — по вавилонскому описанию).
Время их господства в Вавилонии раньше называли "вавилонским упадком". Однако новейшие документы показывают, что такое название не совсем отвечает действительности. Касситы восприняли вавилонское письмо, религию и, наконец, язык. Об их языке сохранились лишь отрывочные сведения. Касситские правители оживили вавилонскую торговлю, обновив дорожную сеть и обеспечив безопасность караванам, в которых уже использовались и лошади. Многие из касситских царей — Агум II, Бурнабуриаш I, Куригальзу I и другие --расширяли свои владения главным образом на север от Вави лона. Могущество страны снова росло, аккадский язык ста: дипломатическим языком тогдашнего мира. В середине XIV в. до н. э. существовали оживленные торговые и дипло матические связи между Вавилонией и Египтом, о которые нам рассказывает переписка правителей обеих стран, обнаруженная в архиве египетских фараонов в Эль-Амарне.

Равно и с Ассирией касситские правители сначала поддерживали хорошие отношения. В XIV в. до н. э. в этих отношениях появляются трещины, а в XIII в. до н. э. Ассирия начинает агрессивные действия против Вавилонии и захватывай часть ее территории. Поэтому касситский правитель Кадашман-Эялиль II заключил с хеттским царем Хаттусили IIII союз, который, однако, не спас Вавилонию от новой ассирийской экспансии. Ассирийский царь Тукультининурта I проник до самого Вавилона, разорил его, но затем умер насильственной смертью. В это же время погибла и Хеттская держава, а касситская Вавилония медленно восставала к новой жизни. Ададшумнасир снова называет себя «царем множеств». В течение последующих десятилетий консолидация Вавилонии продолжалась, особенно в период правления Мелишипака в начале XII в. до н. э. Но подъем этот был недолговечным. С востока на страну совершали набеги эламиты, которые в конце концов во главе с Шутрукнахунту I в 1155 г. до н. э. победили касситского царя Забабашумиддина. Эламиты, правда, ушли из Вавилонии, захватив огромную добычу, но власть в Вавилоне оказалась уже в руках не касситов, а местной династии из Исина (второй), которая освободила страну от последних остатковкасситского господства. Ее первый царь Навуходоносор I с успехом отвратил опасность новых набегов эламитов, но у него уже не хватило сил, чтобы отвратить другую, еще более грозную опасность, снова грозившую со стороны Ассирии.

Ассирия, ее возвышение и упадок


Северная часть Двуречья, Ассирия, к концу XII в. до н. вступила под руководством Тиглатпаласара I на путь создания мировой державы. Процесс развития ассирийской экспансии можно проследить уже с начала II тысячелетия до н.э., с так наз. староассирийского времени. Тогда ассирийские торговцы селились в Малой Азии и основывали там свои торговые колонии. Уже в то время субарейские племена, с незапамятных времен населявшие вместе с хурритами и урартами северо-западные окраины Двуречья, слились с семитскими ассирийскими племенами. Ассирийское государство вырастало в неустанной борьбе с напиравшими со всех сторон врагами, что несомненно содействовало формированию сурового, даже жестокого жарактера ассирийцев.

Мощный подъем Ассирии наступил после падения III династии Ура, при Шамшиададе I, вожде одного из кочевых аморейских племен, присвоившем себе титул "царя множеств", под власть которого попала вся северная Месопотамия. Его экспансию приостановил Хаммурапи, которому удалось подорвать могущество ассирийского государства. После Хаммурапи на пути к восстановлению мощи Ассирии стояло государств Митанни, населенное хурритами. Только тогда, когда это государство было ослаблено хеттами, путь к дальнейшему развитию Ассирии снова был свободен. В начале XIV в. до н.э. Ашшуруоаллит I начал воссоздавать в Ашшуре Ассирийское государство, обычно называемое среднеассирийским. Его дело продолжал Тукультининурта I, с успехом ведший борьб на двух фронтах. — против хеттов и против Вавилонии. Когда же в конце XII в. до н. э. Хеттская держава пала, а могущество Элама и Египта было подорвано, Тиглатпаласар I захватил власть над территорией от Персидского залива до самого Средиземного моря. В X в. до н. э. множились набеги кочевых племен семитов-арамейцев, впоследствии овладевших окраинными областями Ассирийской державы.

Как только ассирийским правителям с помощью военачальников удалось приобрести перевес над консервативным жречеством, они могли начать новые завоевательные походы, характеризующие следующий период истории Ассирии, называемый новоассирийским (с начала IX в. до н. э. по 605 г. до н. э.). К первым организаторам новой Ассирийской державы принадлежит Ашшурнасирпал II (883 — 859 гг. до н. э.), который восстановил территорию своей страны в тех пределах, какие она имена до экспансии арамеев. Салмансар IIII (859 — 824 гг. до н. э.) захватил Сирию и Финикию, но потерпел неудачу в борьбе с государством Урарту, которое в последующие годы представляло значительную опасность для Сирии и Ассирии. После временного упадка, Ассирия при Тиглатпаласаре III (745 — 727 г. до н. э.) продолжала успешно двигаться по пути к вершине своего могущества. Население завоеванных областей беспощадно перемещалось, на его место пригонялось порабощенное население из других областей. Держава была разделена на небольшие административные единицы. Ассирия создала персональную унию с Вавилонией: в Вавилонии Тиглатпаласар III правил под именем Пулу. Он же захватил значительную часть Сирии, Финикии и государства Урарту. Его завоевания продолжали Салмана-сар V (727 — 722 гг. до н. э.), царствовавший в Вавилоне под именем Улулай, и Саргон II (722 — 705 гг. до н. э.), который был первым в ряде знаменитых царей на ассирийском троне, известных под именем Саргонидов. Из своей новой столицы - Дур-Шаррукина (современный Хорсабад) он управлял не только метрополией, но и рядом соседних областей. Он завоевал Самарию, разгромив Израильское царство и переселив оттуда в северную Месопотамию около 30 000 евреев. Он успешно подавил восстание в Вавилоне, покорил Элам, Сирию и Египет. Так же успешно он отвратил опасность, грозившую его державе со стороны урартов и мидян (см. карта 4). Эги успехи, с одной стороны, означали приобретение новых источников богатства для ассирийского господствующего класса, а с другой — рост количества обедневшего населения, особенно земледельцев, на которых тяжело отражались как обязательное участие в военных походах, так и бремя податей и поборов. Крайне тяжелым было и положение рабов, количество которых росло благодаря непрерывному притоку пленных.

Следующий правитель Ассирии Синаххериб (705 — 680 гг. до н. э.) считал своей первоочередной задачей покорение главного противника и бунтаря — Вавилонию. Он сровнял с землей ее столицу и пустил на нее воды Евфрата. Однако новые завоевания требовали от Ассирии и увеличение повинностей, что привело к восстанию, стоившему правителю жизни. На оппозицию натолкнулся и его преемник Асархаддон, который справился с нею, прибегнув к помощи жрецов. Свое правление (680 — 669 гг. до н. э.) он начал с восстановления Вавилона, где поставил царем своего сына Шамашшумукина (называемого греками Саосдухин). Целью завоевательных походов Асархаддона был захват побережья Средиземного моря, в первую очередь Финикии и Египта. Он занял дельту Нила и проник до самого Мемфиса. Однако ему не удалось покорить мидян и другие племена у восточной границы Ассирийской державы, где затем начало создаваться новое государство — Мидия.

Вершины своего могущества Ассирия достигла при Ашшур-банапале (669 — 631?). Самым важным приобретением был Египет, которым ассирийцы овладели вплоть до нубийской границы. Под гегемонией Ассирии оказалась на некоторое время и Лидия в Малой Азии, а также важный финикийский порт Тир. Однако еще при Ашшурбанапале слава Ассирии начала меркнуть — безвозвратно был потерян Египет. Эту потерю не могли вознаградить ни успехи в борьбе с Эламом, ни подавление нового восстания в Вавилонии.

Ашшурбанапал заботился и о культурном расцвете своего царства. Особую известность приобрела его библиотека в Ниневии. Но он не смог справиться с беспорядками, которые начали возникать вследствие неоднородного с става населения его державы и трений меж представителями привилегированных слоев. Государство было ослаблено продолжительными войнами, давшими возможность его врагам приобрести военный опыт.

Когда Вавилонии удалось создать с Мидией сильную коалицию, Ассирия уже оказалась не в состоянии дать отпор объединенным силам противника. В 614 г. до н. э. мидяне захватили Ашшур, а через два года пала Ниневия. П следний ассирийский царь Ашшурубаллит II, который увел свои силы в самую северную часть страны, был разбит в битве у Кархемыша в 605 г. до н. э. вавилонским царевичем Навуходоносором II.

Нововавилонский период

Наступает новый период расцвета Вавилонии, которая наряду с Мидией принадлежит ныне к могущественнейшим государствам Передней Азии (см. карта 5). После смерти Набопаласара его сын Навуходоносор II (604 — 561 гг. до н. э.) продолжал укреплять государство. Во внутренней политике он опирался на сотрудничество со жрецами. Его агрессивные планы были направлены против Сирии и Палестины. В 586 г. до н.э. он
вторично разорил Иерусалим и переселил около 70 000 евреев, в первую очередь ремесленников и торговцев, в Вавилонию. Предприняв поход против Египта, он обеспечил безопасность своей страны на южной границе Палестины.

Вавилон стал столицей тогдашнего мира. Правитель уделял чрезвычайное внимание строительству Вавилона и его украшению. Внешний блеск свидетельствовал, правда, о значительной степени экономического и культурного развития, но скрывал зародыши будущего упадка — темные социальные стороны, классовые противоречия и противоположность интересов этнически разнородного населения державы. Разногласия проявились сразу же после смерти Навуходоносора, когда в течение следующих шести лет на вавилонском троне сменилось трое царей, два из которых были устранены насильственно.

Набонид (по-вавилонски Набунаид), последний правитель Нововалилонской державы, понимал, какая опасность угрожает государству со стороны персов. Со времени своего вступления на трон в 556г. до н. э. он старался отвратить ее. Набонид предполагал перенести центр своей державы на север страны, в Харран, город, известный древним культом бога Луны (Сина). Тем самым он отодвинул Вавилон на задний план и назначил там наместником своего сына Валтасара (по-вавилонски Белшаррусура).

Нововведениями Набонида был недовольно вавилонское жречество, которое потеряло большую часть своих источников дохода (например, в результате отмены новогодних торжеств в храме Мардука, самого большого традиционного праздника всей страны. Поэтому вавилонские жрецы решили войти в сношения с персидским царем Киром. Даже возвращение Набонида в Вавилонию и восстановление новогодних торжеств в храме Мардука не могли изменить обстановку. О серьезности создавшегося положения свидетельствует весьма наглядно и известный рассказ Библии о руке, начертавшей таинственную надпись "Мене, текел..." на стене пиршественных чертогов дворца Набонида накануне катастрофы. Персы стояли в это время у ворот Вавилона — защищать столицу было уже поздно. Жрецы Мардука сами открыли перед Киром ворота столицы и приветствовали его как освободителя и нового царя «Вавилона, Шумера и Аккада».

Двуречье под чужеземным господством

Новый царь индоевропейского происхождения, покоривший области, где преобладало семитское население, в отношении Вавилонии вел себя весьма осмотрительно и тактично. Вавилония сделалась автономной областью Персидской державы, с которой она была связана личностью государя в порядке персональной унии. Взятый в плен Набонид был помилован, культурные и религиозные традиции Вавилонии сохранились в неприкосновенности. Аккадский, а часто и шумерский языки продолжали оставаться языками письменных памятников торговли и договоров. Однако официальным языком в Вавилонии стал уже язык арамейский, который через два столетия был сменен греческим. Евреям было разрешено вернуться в Иерусалим. Государственно-правовое положение Вавилонии изменил только Ксеркс I. С 482 г. до н. э. он перестал пользоваться прежним титулом "царь Вавилона, Шумера и Аккада". Он упразднил также культ главного вавилонского бога Мардука. Но и после этого аккадский язык оставался языком письменных памятников и культа. Когда после победы над персами в 331 г. до н. э. Александр Македонский вступил в Вавилон, здесь были еще живы богатые культурные традиции. Но его желание превратить Вавилон в столицу созданной им империи не осуществилось, ибо как раз в Вавилоне Александр неожиданно умер в 323 г. При его преемниках, Селевкидах, экономическое и общественное положение страны было безоцтрадным. Культурная жизнь, особенно в вавилонских храмах, где снова был восстановлен культ Мардука, постепенно угасала.

Берос, высокообразованный вавилонский жрец поалександрийской эпохи, написал (уже по-гречески) трехтомную хронику своей страны под названием «Вавилонская или халдейская история». Это произведение считалось одним из важнейших источников сведений о прошлом Двуречья до того времени, пока оно не заговорило с нами само языком своих памятников.


Йозеф Клима. Общество и культура Древнего Двуречья. Прага, 1967. С. 34-57.

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: