Упельсинкина страница
Религии

Тайрона

Ниже приведен фрагмент из работы Ю.И. Березкина "Тайрона" ("Исчезнувшие народы", см.: Литература),  посвященной древней культуре Тайрона.

Горы Сьерра-Невада встают у самого карибского побережья Колумбии. Путешественники не раз отмечали контраст между огромным заснеженным массивом и болотистыми тропическими зарослями у его подножия. Так как низменности или небольшие возвышенности окружают Сьерра-Неваду со всех сторон, в экологическом отношении этот район напоминает остров. Его длина 190 км, ширина 145 км., наибольшая высота над уровнем моря 5775 м.

В 20-х годах молодой американский археолог О. Мейсон (впоследствии крупный специалист по археологии и этнографии Нового Света) отправился в Колумбию, чтобы предпринять раскопки в районе Санта-Марты. По заявлениям грабителей древностей, они именно здесь находили массивные золотые фигурки в виде каких-то полулюдей-полукрокодилов, и археолог взялся проверить эти сведения. Много месяцев он проработал один с группой местных рабочих. Холмы, между которыми встречались следы поселений, покрывал густой тропический лес. Вести раскопки в этих условиях было нелегко, да и финансовые возможности экспедиции были ограничены. Мейсон не мог развернуть большие работы и ни разу не натолкнулся на богатое захоронение - одно из тех, какие находили кладоискатели. Однако и то, что ему удалось сделать, позволило говорить об открытии высокоразвитой и необычной культуры. Ее решили именовать Тайрона. В испанских хрониках XVI в. есть упоминание о народе с таким названием, жившим как раз там, где Мейсон начал раскопки. Однако подробностей в документах не содержится. Тайрона столь яростно сопротивлялись, что захватить их страну конкистадорам удалось ценой истребления почти всех ее жителей. Так что ни необходимости, ни возможности познакомиться с культурой местных индейцев, пока она еще была жива, у испанцев не нашлось.

Начав раскопки у подножия Сьерра-Невады, американский археолог обнаружил основания круглых домов, выложенные из мощных отесанных каменных плит. Диаметр некоторых сооружений достигал 20 м. Жилые остатки доказывали, что строения служили не только для ритуальных целей. В каждый дом вели два входа, расположенные друг против друга. В верхней части стены не были каменными: вероятно, их возводили из дерева и тростника, а коническую крышу крыли соломой. Наличие одних только круглых построек было не совсем обычно. Как в Старом, так и в Новом Свете жилища подобной формы встречаются чаще у народов, ведущих подвижный образ жизни (охотников, скотоводов-кочевников, примитивных земледельцев, вынужденных переселяться по мере истощения почв, и т.п.) У оседлых земледельцев общество которых стояло на пути сложения цивилизации, прямоугольные строения или преобладают, или, по крайней мере, встречаются наряду с круглыми и овальными. Дело отчасти в том, что их камня или сырцового кирпича, которые начинают употреблять оседлые жители, прямоугольные здания возводить проще. Их удобнее и расположить в пределах поселка. В технике обработки камня и в масштабах его применения в строительстве тайрона опередили все другие народы Древней Колумбии и почти достигли уровня инков. Именно поэтому полное отсутствие у тайрона прямоугольных домов нуждается в объяснении.

Некоторые поселения тайрона можно назвать городами. В крупнейшем из них, Пуэблито, найдено 3000 оснований домов. Остатки дворцов или храмов выделяются среди прочих размерами и отделкой. Отдельные группы домов связывают дороги и лестницы, выложенные каменными плитами, которые обработаны иногда чрезвычайно тщательно. Ширина мостовых достигает 3-5 м. Через небольшие ручьи перекинуты каменные мостики. Нигде в доиспанской Америке мы не встречаем ничего подобного. Так как дома строились на склонах холмов, подготовка ровной площадки требовала больших земляных работ. Террасы были укреплены камнями. Повсюду встречаются также резервуары для воды. У подножия Сьерра-Невады год резко делится на сухой и влажный сезоны, поэтому воду приходилось запасать. Тайрона устраивали террасы не только под фундаменты, но и для разбивки полей. Для орошения посевов прокладывались каналы.

Среди остальных колумбийских культур тайрона отличает обилие ритуальных предметов из шлифованного камня. В Пуэблито под полами больших зданий Мейсон нашел множество каменных жезлов и топоров, у которых лезвие и рукоятка выточены из одного куска породы. Фигурное навершие почти всех жезлов раздвоено. Концы образуют два параллельных шипа или почти смыкаются в кольцо. Изображения знатных персон с такого рода жезлами встречаются и у муисков. Каменные жезлы, топоры и своеобразные формы длинные (так называемые крылатые) подвески, которые тоже часто находят под полами домов, нередко лежат внутри глиняных сосудов. Эти вещи найдены лишь на крупнейших поселениях. В других случаях под полами обнаружены глиняные урны, содержавшие обычные гальки.  Подавляющее большинство золотых изделий из района Сьерра-Невады попало в музеи из рук грабителей. Вещей этих сравнительно мало: золотые коллекции из многих других районов Колумбии гораздо обширнее. Однако металлические предметы тайрона отличаются изысканностью и мастерством изготовления. Самые сложные - это литые подвески 10-15 см высотой в виде стоящей  фигуры человека с головой крокодила или птицы. Их делали так. Вокруг глиняной заготовки лепили изображение из воска, которое, в свою очередь, обмазывали глиной, оставляя сверху и снизу по одному отверстию. Через нижнее отверстие вытапливали воск, а через верхнее в получившуюся полость заливали расплавленное золото. Когда металл остывал, его очищали от глины и производили окончательную отделку предмета. В художественном и техническом отношениях подвески тайрона - один из лучших древних образцов ювелирного искусства. Вместе с тем по форме эти предметы напоминают изделия из более южных и западных районов Колумбии, а также из Панамы и Коста-Рики. Малое число дошедших до нас произведений мастеров тайрона, возможно, объясняется тем, что в Сьерра-Неваде не было золотых россыпей, и тайрона получали металл издалека. Крупнейшие древние золотые разработки находились неподалеку от нынешнего города Медельин, в горах, в бассейне р. Каука. Подданные местного князька занимались почти исключительно добычей золота и все необходимое для себя выменивали на металл. Впрочем, источники сырья у тайрона, наверное, были различны: некоторые предметы изготовлены почти из чистого золота, другие - из золота, сильно загрязненного медью.  Тайрона была знакома и чистая медь. Однако испорченные коррозией предметы из нее мало интересовали коллекционеров. При научных же раскопках найдены лишь мелкие вещи и обломки. Поэтому невозможно пока судить, делались ли из меди какие-то орудия. Раскопки Мейсона долго были единственным археологическим свидетельством о прошлом Сьерра -Невадыю. После второй мировой войны колумбийский  ученый Г. Рейчел-Долматов продолжил исследования. Они подтвердили вывод о высоком уровне местной культуры незадолго до прихода испанцев.

Какова была политическая организация тайрона? Прямые сведения об этом могли сообщить только свидетели и участники завоевания, но их документы молчат. Мы можем сделать заключения лишь по результатам раскопок. Наряду с мелкими поселениями у тайрона обнаружены крупные, в которых жили тысячи людей. Для прокладки мощеных дорог, строительства террас, лестниц и больших зданий требовался одновременно труд многих работников. Все это предполагает централизованную систему управления. Скорее всего, как это было и у муисков, над вождями отдельных селений главенствовали князьки, под началом которых находились большие районы. Их резиденции располагались в городках типа Пуэблито.

Конечно, культура тайрона во многих отношениях "не дотягивает" до цивилизаций Мексики и Перу. Например, в районе Сьерра-Невады не обнаружено остатков крупных монументальных сооружений. По-видимому, местные князьки  не были столь могущественны и не имели в своем распоряжении столько свободных от другой работы подданных, чтобы заставить их трудиться над строительством объектов, практически бесполезных, но зато сильно повышающих престиж правящей группы: тайрона не возводили ни мощных стилобатов под храмы, ни грандиозных надгробных памятников. Однако (с точки зрения археолога, по крайней мере) из всех создателей  древних культур Колумбии и юга Центральной Америки тайрона, пожалуй, в наибольшей степени приблизились к уровню цивилизации. Вот, в основном, и все, что ученые сумели узнать о тайрона благодаря раскопкам. Понятно, что на многие вопросы археология заведомо не могла дать ответ. По одним лишь фундаментам зданий и золотым статуэткам очень трудно представить культуру живого народа, особенно если она столь отлична от нашей. Кого изображали статуэтки? Кому принадлежали жезлы и зачем их было нужно прятать под полами? Почему дома имели только круглую, а не квадратную форму? На каком языке, наконец, говорили строители Пуэблито? Тайрона давно вымерли и, как все южноамериканские индейцы, не оставили письменности, которую можно было бы расшифровать и прочитать. Однако оказалось, что, исчезнув с исторической сцены, этот народ как бы оставил свой слепок или отпечаток в другом, дожившем до наших дней. <...>


Коги - наследники древних тайрона

В Сьерра-Неваде нет удобных для земледелия возвышенностей или широких долин. Узкие ущелья, крутые склоны и непроходимые леса стали надежными союзниками укрывшихся в горах племен. Их культура сохранялась на протяжении веков, почти не испытывая европейского влияния. Среди нескольких горных племен древние обычаи лучше всего сохранили коги (или кагаба), нынешняя численность которых, по разным оценкам, составляет 2-6 тысяч человек. Постепенно отступая под натиском испаноязычных поселенцев, коги поднялись по долинам на высоту 1500-2000 м. Раньше они вероятно, жили значительно ближе к морю. <…>

Нынешние племена Сьберра-Невады не знакомы со многими другими элементами культурно-хозяйственного комплекса, которым обладали древние перуанцы. Коги, в частности, не строят ни оросительных каналов, ни террас по склонам гор и не знают скотоводства. Они неплохие ткачи, но посредственные гончары, металлургия же им вовсе не знакома. Основная форма политической организации – объединение нескольких десятков семей вокруг деревенского жреца. Семьи, ведущие хозяйство в разных частях долины, лишь на короткое время собираются в селении, чтобы решить под руководством жреца свои дела и совершить необходимые обряды. <...>

Этнографы полагают, что на культуру коги в прошлом сильно повлияли их соседи тайрона, этим и объясняется противоречивое сочетание архаических и развитых элементов. В 1914-1915 гг. немецкий языковед и этнограф К.Т. Прейс впервые провел среди коги полевые исследования. Оказалось, что помимо общего языка у этих индейцев есть другой, священный, известный только жрецам. Обучение тайному языку входит в программу подготовки жреца, которую мальчики и юноши проходят долгие годы. Как и обычный язык, жреческий принадлежит к семье чибча, на языках которой говорили многие племена Колумбии, Панамы и Коста-Рики, в том числе и муиски.

По утверждению самих жрецов, на этом особом языке говорили как предки коги, так и тайрона, о былом соседстве с которыми нынешние индейцы Сьерра-Невад сохранили смутные воспоминания. Подобная точка зрения подтверждается лингвистическим анализом. Дело в том, что коги называют себя "бункузи", что значит "старшие братья", а иноплеменников зовут "младшими братьями". Оказалось, что на жреческом языке "старший брат" будет "теру". Если предположить, что индейцы, первоначально говорившие на этом языке, тоже делили окружающих на "старших" и "младших" братьев, т.е. на "своих" и "чужих", то слово "тайрона" можно понять как "народ старших братьев". Такое самоназвание весьма типично: по всему миру члены того или иного племени выделяли себя как единственных "настоящих" людей, имеющих преимущества над иноплеменниками. <...>

Прейс сфотографировал и описал культовые предметы коги - жезлы и маски. Некоторые жезлы, раздвоенные на конце, очень похожи на предметы тайрона, только сделаны из дерева, а не из камня. У коги жезл вручается жрецу при посвящении в должность. В это время поют песню о том, что когда-то этот жезл сделала сама Великая Мать для одного из первых жрецов.

Маски коги надевают во время ритуальных танцев. Они изображают демонов с клыкастыми, далеко выступающими вперед челюстями. В случае с масками древние материалы помогли лучше понять увиденное этнографом. Коги назвали Прейсу лишь имена демонов, которых изображали танцоры, но не могли объяснить их природу. Секрет раскрывается, если сравнить маски с золотыми фигурками тайрона, на которых показан человек-крокодил. Вот откуда длинная зубастая челюсть.

Колумбийскому этнографу и археологу Рейчео-Долматову удалось определить, почему  под полами домов тайрона встречаются урны с камешками. Оказывается, у коги существует обычай прятать под столом глиняный сосуд. В него кладут камешки - по одному на каждого члена семьи, добавляя новый с рождением каждого ребенка. По-видимому, камешек воплощает мифического двойника, духа-покровителя, от которого зависят здоровье и благополучие человека. А что же жезлы, топоры и подвески, которые в Пуэблито тоже найдены под полами в урнах? Может быть, они были такими же амулетами, но только не рядовых общиников, а членов  жреческих или княжеских династий? В пользу такого мнения - связь этих предметов лишь с самыми крупными зданиями.

Этнографические материалы помогли понять и особенности планировки домов тайрона. Как говорилось, это были круглые строения с двумя выходами. У коги так выглядят не обычные жилища (имеющие лишь один выход), а храмы, достигающие в диаметре 12 м. Каждый храм мыслится маленькой копией Вселенной. Его круглые стены как бы ограничивают земной диск; внутрь круга вписан квадрат из четырех опорных столбов и четырех очагов, которые соответствуют четырем главным святилищам коги в Сьерра-Неваде и четырем жреческим династиям. С пятым, центральным святилищем и пятой династией сопоставляются два опорных столба в центре храма. По представлениям коги, над землей располагаются четыре небесных яруса, поэтому в крыше храма укреплены четыре горизонтальные рамы. Зеркальное отражение храма, соответствующее подземным мирам, незримо продолжается внизу.

По-видимому, у тайрона не только главные храмы, но и любые круглые дома рассматривались как не только жилые помещения, но и своего святилища, Следовательно, им планировка не могла быть изменена без соответствующих перемен в мифологических представлениях. У многих южноамериканских племен любой большой дом одновременно служит святилищем: его центральная часть предназначена для обрядов, а по периметру идут очаги, принадлежащие отдельным семьям.

Происхождение культуры тайрона

Конкретные предшественники культуры тайрона не найдены. Есть предположение, что в конце I тысячелетия до н.э. ее создатели пришли в район Сьерра-Невады с юго-запада. В то же время характерные для тайрона "крылатые подвески" из камня встречаются восточнее, в венесуэльских Андах. Рейчел-Долматов, имя которого уже упоминалось, пришел к выводу, что культура тайрона представляет весьма необычный сплав амазонской и центральноамериканской традиций. Характерные для нее огромные погребальные урны обнаружены во многих лесных районах к востоку от Анд. Та культура, которая в предиспанский период существовала вдоль южных и восточных склонов Сьерра-Невады, вообще может рассматриваться как вариант тайрона. Но в ней отсутствуют все те особенности, которые приближают тайрона к уровню городской цивилизации: кроупные поселения, развитая обработка камня, богатые захоронения. Некоторые черты изобразительного искусства тайрона указывают на связи с Центральной Америкой и даже Мексикой. Так, личины с высунутым языком отдаленно напоминают изображения мексиканского бога Тлалока. Глиняные предметы, оканчивающиеся пастью хищного зверя или змеи с выступающей из нее человеческой головой, тоже имеют аналогии в Центральной Америке.

Интересны в этом плане особенности духовной культуры современных племен Сьерра-Невады. Жрецы коги учат, что мир создала Великая Мать. Ее 5 сыновей  основали 5 храмов, места расположения которых в плане образуют квадрат (пятый храм - на пересечении диагоналей). Вселенная состоит из девяти ярусов. Вокруг ее вертикальной оси, как вокруг веретена, солнце вьет свою нить: ночью - под землей, днем - на небе. Огромное мифическое дерево было привязано к небу девятью канатами. У другого племени, ихка, около храма устраивается священное поле, засеянное кукурузой четырех сортов. Такого рода примеров из мифологии и ритуала индейцев Сьерра-Невады можно привести много.

Представления, основанные на символике чисел 4 и 9 и постулирующие осевую симметрию окружающего пространства, очень характерны именно для Центральной Америки. Хотя в древности подобного рода идеи возникали независимо в разных районах мира, нельзя все же сказать, что они в равной мере распространены повсюду. У перуанских инков, например, космологические образы лишены геометрической четкости.

Для объяснения центрально-американских черт в культуре обитателей Сьерра-Невады не требуется прибегать к гипотезам о дальних миграциях предков тайрона. Схождения могут объясняться общей древней основой, из которой развились многие культуры Южной и Центральной Америки. Сложнее обстоит дело с амазонскими элементами, которые, похоже, свидетельствуют о каких-то крупных передвижениях племен, ни направлений, ни времени которых мы пока определить не в состоянии.

Итак, вплоть до начала нашего века одни лишь испанские документы времен завоевания служили источником сведений о колумбийских индейцах. Как оказалось, они несколько исказили историческую перспективу, уделив почти все внимание одной лишь культуре муисков. Современники муисков, тайрона, были неоправданно забыты. Только благодаря археологам и, может быть, еще больше - жрецам племени коги, четыре с половиной века сохранявшим традиции тайрона, можем мы воздать должное культуре этого, давно исчезнувшего народа.

Исчезнувшие народы. Сборник статей (по материалам журнала "Природа")/ Под ред. докт. ист. наук П.И. Пучкова. М., "Наука", 1988 (Ю.И. Березкин. Тайрона) 

© "Упельсинкина страница" - www.upelsinka.com
Пользовательского поиска

Наши проекты:

Скандинавские древности

Современное религиоведение

Реклама:

Книги по теме:

Букинист

Другие издания:

OZON.ru

Реклама: